+7 (495) 332-37-90Москва и область +7 (812) 449-45-96 Доб. 640Санкт-Петербург и область

Адвокать после смерти посылает заготовленое заявление в полицию

Адвокать после смерти посылает заготовленое заявление в полицию

Нажимать на участкового тоже слишком не обнадеживает. В конце концов начнет отмахиваться как от мухи. Чесно говоря, страшновато. Как мне сказали этот тип чуть не все квартиры в подъезде облазил!!! И ничего! Думается здесь явно менты глаза закрывают.

Дорогие читатели! Наши статьи рассказывают о типовых способах решения юридических вопросов, но каждый случай носит уникальный характер.

Если вы хотите узнать, как решить именно Вашу проблему - обращайтесь в форму онлайн-консультанта справа или звоните по телефонам, представленным на сайте. Это быстро и бесплатно!

Содержание:

«Свидетелей не Осталось»

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: ЛЕВИАФАН / Смотреть фильм HD

На протяжении столетий Узбекистан был известен как крупный торговый и культурный узел на Шелковом пути из Китая в Западную Европу. В последнее время, однако, эта страна стала преимущественно ассоциироваться с таким неприглядным явлением, как пытки. Пожалуй, самым леденящим кровь свидетельством эпидемии пыток, охватившей отделы милиции в Узбекистане, служат обнародованные местными правозащитниками в г. Видевшие тело сообщали о наличии обширной проникающей травмы затылка и многочисленных синяков на лбу и сбоку на шее, а также об отсутствии ногтей на пальцах рук.

В г. Отмечалось, что они нередко имели место в первый период после задержания, во время допроса, когда задержанный не имеет доступа к адвокату и находится вне досягаемости судебного надзора. Появление этого доклада вывело вопиющую ситуацию с правами человека и всепроникающий характер пыток в местах досудебного задержания и уголовно-исполнительных учреждениях в Узбекистане в фокус международного внимания, подтолкнув США, Евросоюз и другие ведущие институты, такие как Европейский банк реконструкции и развития, к введению конкретных целевых показателей в области прав человека, с соблюдением которых правительством Узбекистана было увязано развитие двусторонних отношений и расширение инвестиций в госсектор.

Кризисная ситуация с правами человека в Узбекистане еще больше усугубилась 13 мая г. Упорный отказ Ташкента пойти на независимое расследование применения избыточной силы и развязанные после андижанских событий широкие репрессии против гражданского общества вызвали публичное осуждение со стороны Евросоюза и, позднее, США и введение ими адресных санкций. В январе г. Такие шаги должны были открыть новый, более позитивный, период в истории Узбекистана, однако этого не произошло.

Несмотря на внешние улучшения и заявления правительства о приверженности борьбе с пытками, за четыре года с момента введения в Узбекистане habeas corpus ситуация изменилась удручающе мало.

Однако нет никаких фактов, которые указывали бы на приверженность правительства реализации принятых законов или искоренению пыток на практике. В действительности по ряду важных направлений ситуация ухудшилась. Правительство предпринимает шаги по демонтажу независимой адвокатуры и закрыло страну для независимого мониторинга и правозащитной деятельности.

Нарастают аресты и преследования политических активистов и правозащитников, продолжают поступать правдоподобные сообщения о случаях произвольного задержания и пыток задержанных, включая несколько подозрительных случаев смерти в местах содержания под стражей. Репрессии против независимых мусульман продолжаются с неослабевающей силой, в то время как правительство упорно отказывается разрешать местным и международным НПО, в том числе и Хьюман Райтс Вотч, осуществлять деятельность без вмешательства со стороны властей.

Об ощущении нарастающего кризиса недавно говорила уважаемая в Ташкенте адвокат, которая специализируется на уголовных делах. Пытки в период досудебного задержания остаются широко распространенными и, может быть, даже нарастают, отмечала она, единственное отличие сегодняшней ситуации заключается в том, что не осталось никого, кто мог бы быть свидетелем продолжающихся нарушений.

Делегации Узбекистана регулярно отчитываются в ООН о проведении ничего не значащих законодательных реформ, которые не реализуются на практике. На фоне этих застарелых и серьезных нарушений недавнее оперативное и наступательное реагирование США и Евросоюза на кровавые репрессии в авторитарных государствах Ближнего Востока и Северной Африки резко контрастирует с отсутствием четкой стратегии в области прав человека на узбекском направлении.

В докладе рассматривается влияние habeas corpus на пытки в период досудебного задержания и соответствие этого института международно-правовым обязательствам Узбекистана; анализируется практическая реализация дополнительных процессуальных прав, имеющих важнейшее значение для предупреждения пыток, таких как доступ к адвокату. Также документируется использование различных видов пыток и недозволенного обращения при досудебном задержании за период после введения habeas corpus и принятия других реформ избиение резиновыми дубинками и пластиковыми бутылками с водой, электрошок, подвешивание за запястья и лодыжки, изнасилование и сексуальное унижение, причинение удушья пластиковым пакетом и противогазом, угрозы причинения физического вреда близким.

Наконец, в докладе документировано подавление правительством только формирующейся узбекской адвокатуры, особенно тех адвокатов, специализирующихся на уголовных делах, которые отваживаются заявлять о пытках и браться за политически чувствительные дела. Хьюман Райтс Вотч установлено, что по прошествии четырех лет после его введения habeas corpus во многом остается только на бумаге.

Habeas corpus лат. Это одно из центральных международных прав, призванное не допускать произвольного задержания, и в международном праве и правовых системах всего мира оно считается важнейшей гарантией защиты от пыток. Однако в Узбекистане произвольное задержание является скорее нормой, чем исключением.

На практике habeas corpus мало что дает задержанным в Узбекистане для защиты от пыток и недозволенного обращения. Суды в большинстве случаев удовлетворяют ходатайство прокуратуры о заключении под стражу, нередко дословно утверждая предлагаемые формулировки без независимого рассмотрения.

Действующая норма закона является настолько узкой, что входит в противоречие с фундаментальной целью habeas corpus — обеспечить рассмотрение судом законности задержания. Законодательство также не оставляет суду права по своему усмотрению применять другие — более мягкие альтернативы задержанию, такие как залог или домашний арест.

В Узбекистане предельный срок задержания до слушаний habeas corpus составляет 72 часа, что превышает допустимый срок по нормам о правах человека. С целью еще больше оттянуть момент доставления задержанного в суд применяются также различные приемы, включая надуманные административные дела. На решающих этапах следствия не обеспечиваются такие права, как доступ к адвокату и право на выбор защитника, в том числе во время допроса и на самих слушаниях habeas corpus, которые проходят в закрытом режиме.

Практикующие адвокаты говорят, что слушания habeas corpus носят поверхностный характер и лишены важнейших процессуальных гарантий, таких как отвод судьи при последующем рассмотрении того же уголовного дела по существу. Столь же иллюзорными, как и habeas corpus, оказались поправки в УПК, вступившие в силу в январе г. Поправки гарантировали задержанному право на звонок адвокату или близкому родственнику сразу после ареста; однозначно подтвердили право задержанного на свидания с адвокатом с момента задержания; упразднили действовавший ранее порядок, в соответствии с которым свидание с задержанным предоставлялось адвокату по письменному разрешению прокурора.

Пытки — вторая группа проблем, которой посвящен доклад, также остаются широко распространенными. Как показано в докладе, сотрудники милиции и органов безопасности продолжают использовать пытки для принуждения задержанного к даче изобличающих показаний на себя самого или на других лиц, рассматривая их как эффективное средство добиться признания и обеспечить хорошие показатели. Как и в случае с habeas corpus, полученные под пыткой признания нередко являются единственным основанием для обвинительного приговора.

Судьи до сих пор не расследуют заявления о пытках, не исключают полученные с их помощью доказательства и не привлекают виновных к ответственности. Некоторые адвокаты, пострадавшие и активисты отмечают, что ситуация с пытками, возможно, ухудшается в условиях нарастающей закрытости страны после андижанских событий г.

После Андижана правительство всеми силами пытается искоренить любую независимую правозащитную деятельность, отправляя за решетку и притесняя активистов, которые пытаются документировать пытки, иногда подвергая пыткам и их самих. Ташкент упорно отказывается допускать в страну спецдокладчика ООН по пыткам и другие специализированные механизмы по правам человека, несмотря на неоднократные запросы приглашения с их стороны, и не разрешает деятельность международных правозащитных организаций или независимых СМИ.

Всем адвокатам пришлось заново получать лицензию, и теперь они обязаны раз в три года пересдавать квалификационный экзамен. Новый закон, противоречащий как Конституции Узбекистана, так и международным стандартам независимости адвокатов, привел к подчинению адвокатуры правительству. Как свидетельствуют интервью с практикующими адвокатами и теми, кто лишился лицензии, среди последних оказалось несколько адвокатов, которые систематически занимались политически чувствительными делами или заявляли о пытках, а сама реформа оказала сдерживающее воздействие на тех, кто остался в профессии.

В этот же период правительства, традиционно считавшиеся борцами за права человека в Узбекистане США, Евросоюз и его ключевые члены ослабили публичную критику Ташкента за ухудшающуюся ситуацию с правами человека, включая продолжающуюся и широко распространенную практику пыток. Движимые краткосрочной заинтересованностью в стратегической важности Узбекистана для обеспечения войны в Афганистане, США и Евросоюз не отреагировали на углубление кризиса с правами человека в этой стране и продолжающиеся гонения на независимое гражданское общество.

Несмотря на то что их главные требования в области прав человека так никогда и не были выполнены, Вашингтон, Брюссель и другие ключевые субъекты во многом отошли от жесткой позиции, занятой вскоре после андижанских событий г.

На деле такая незаслуженно высокая оценка пустых реформ в сочетании со все большим акцентом на непубличную дипломатию способствует развитию эпидемии пыток в стране и еще больше осложняет и без того непростое положение узбекских правозащитников и адвокатов, посылая Ташкенту недвусмысленный сигнал о том, что жестокость в отношении собственного народа и подавление гражданского общества останутся без последствий.

Хьюман Райтс Вотч призывает правительство Узбекистана всерьез заняться проблемой всепроникающих пыток на основе предлагаемых в этом докладе конкретных рекомендаций.

Последние включают обеспечение реализации habeas corpus в соответствии с международными стандартами, обеспечение реализации процессуальных прав, таких как доступ к адвокату, а также обеспечение независимости адвокатуры. Вашингтон, Брюссель и другие ключевые субъекты должны публично признать систематическое ущемление в Узбекистане прав человека и неотложную необходимость фундаментального изменения своей политики.

Без фундаментального изменения политического подхода и в отсутствие последовательного и публичного международного давления в интересах прекращения пыток ситуация в Узбекистане будет неизбежно ухудшаться, а трагические истории Музафара Авазова и других бесчисленных жертв пыток будут обречены на повторение.

Учитывая систематическое несоблюдение Узбекистаном целевых показателей в области прав человека, сформулированных министрами иностранных дел ЕС и неоднократно подтверждавшихся Советом министров иностранных дел ЕС последний раз — в октябре г. Хьюман Райтс Вотч в течение многих лет исследовала проблему пыток и недозволенного обращения и работу системы уголовной юстиции в Узбекистане. Этот доклад основан на более чем углубленных интервью, проводившихся Хьюман Райтс Вотч в Узбекистане в октябре — декабре г.

Последующие интервью и дистанционные исследования также проводились вплоть до конца ноября г. Нами были проинтервьюированы жертвы и свидетели пыток и недозволенного обращения, их родственники, адвокаты, эксперты-правоведы, включая бывшего члена Верховного суда Узбекистана, местные правозащитники, а также представители ташкентского дипкорпуса и сотрудники международных организаций.

Мы также провели встречи с шестью официальными лицами Узбекистана. Хьюман Райтс Вотч выходила на жертв и свидетелей нарушений с помощью узбекских адвокатов и правозащитников, а также по сообщениям СМИ. В некоторых случаях адвокаты предоставляли нам контактную информацию своих коллег. Интервью проводились на русском и английском языке сотрудниками, которые свободно владеют обоими языками.

Некоторые интервью проводились на узбекском, во время таких интервью наш переводчик узбекский язык для него - родной переводил на английский и русский. В то время как одни собеседники названы в докладе настоящими именами, в других случаях имена не разглашаются по соображениям безопасности или по просьбе собеседника. В таких случаях собеседнику присваивается псевдоним, состоящий из имени, подобранного случайной выборкой, и первой буквы фамилии, совпадающей с первой буквой выбранного имени, например Алишер А.

Такие псевдонимы никак не связаны с другими докладами Хьюман Райтс Вотч по Узбекистану. В докладе также использованы доклады правительства Узбекистана договорным органам ООН, а также материалы наших встреч в МИДе и аппарате Уполномоченного по правам человека в ноябре — декабре г. Несмотря на наши неоднократные запросы, представители контролируемого правительством Национального центра по правам человека и должностные лица Министерства юстиции не сочли возможным встретиться для обсуждения работы Хьюман Райтс Вотч в Узбекистане.

В ноябре г. На момент подготовки доклада в печать Хьюман Райтс Вотч не получила ответа на свое письмо от 10 ноября г. Наше письмо правительству приводится в приложении к докладу. Хьюман Райтс Вотч сталкивалась с серьезными препятствиями при проведении исследований для этого доклада и при общем мониторинге ситуации с правами человека в Узбекистане. Слежка со стороны властей затрудняла наши передвижения, в ряде случаев нам приходилось прерывать интервью или встречи, чтобы не подвергать опасности наших собеседников.

После андижанских событий 13 мая г. В июне г. Этому предшествовал отказ в рабочей аккредитации для его директора в декабре г. При этом не уточнялось, какие именно законы нарушались нами. Последний отказ был выдержан в том же духе, что и полученный предыдущим директором в июле г. С июля г. Правительство препятствовало работе нашего ташкентского офиса с г. В июле г. Хьюман Райтс Вотч не намерена отказываться от расследования нарушений прав человека в Узбекистане.

Нас особенно тревожат последствия, которые принудительное закрытие нашего представительства будет иметь для находящегося в непростых и все более изолированных условиях сообщества правозащитников, независимых журналистов и адвокатов, которые по-прежнему сталкиваются с неослабевающими притеснениями, запугиванием, угрозами или того хуже всего лишь из-за своей правозащитной деятельности. Неработающий habeas corpus , продолжающиеся и после его введения пытки в местах досудебного задержания и демонтаж независимой адвокатуры — все это проявления многолетнего кризиса с правами человека в Узбекистане, усугубляющегося на протяжении 20 лет независимости после распада СССР.

С г. В течение больше двух десятилетий авторитарного правления Каримова оно остается одним из самых репрессивных в мире. В конце х — начале х гг. Репрессии против гражданского общества продолжаются до сих пор: за решеткой все еще находятся по меньшей мере 11 правозащитников и целый ряд журналистов и представителей политической оппозиции. Тысячи человек отбывают длительные сроки по делам о религиозном экстремизме.

Как участник Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания г. Через несколько месяцев правительство предприняло важный шаг, пригласив в страну спецдокладчика ООН по пыткам. В опубликованном в феврале г. В части предупреждения пыток в местах досудебного задержания была особо выделена важность включения в законодательства права на habeas corpus.

Как показано ниже, введенная в стране версия habeas corpus и другие реформы уголовного процесса не привели к сколько-нибудь реальному изменению ситуации.

Вместо этого на протяжении всех последующих лет мы наблюдали со стороны правительства Узбекистана ставшее уже привычным принятие — нередко накануне рассмотрения ситуации тем или иным договорным органом ООН — внешне прогрессивных мер, которые впоследствии не реализуются на практике, а иногда и сводятся на нет дальнейшими подзаконными актами.

В ООН и в двустороннем формате с другими государствами правительство Узбекистана использует habeas corpus и другие реформы как инструмент пиара, нередко пуская его в ход, чтобы парировать критику и уйти от содержательного ответа на конкретные вопросы.

Зарегистрироваться Войти через:. Александра Парушина в блоге Свободное место Раз уж я веду теперь свою предвыборную кампанию на муниципальных выборах в Хамовниках , нужно хоть как-то это объяснить.

На протяжении столетий Узбекистан был известен как крупный торговый и культурный узел на Шелковом пути из Китая в Западную Европу. В последнее время, однако, эта страна стала преимущественно ассоциироваться с таким неприглядным явлением, как пытки. Пожалуй, самым леденящим кровь свидетельством эпидемии пыток, охватившей отделы милиции в Узбекистане, служат обнародованные местными правозащитниками в г. Видевшие тело сообщали о наличии обширной проникающей травмы затылка и многочисленных синяков на лбу и сбоку на шее, а также об отсутствии ногтей на пальцах рук.

Автор выражает глубочайшую благодарность сотрудникам Государственного архива Российской Федерации, Российского государственного исторического архива, Рукописного отдела и Музея Института русской литературы РАН, Отдела рукописей Российской государственной библиотеки, Российского государственного военно-исторического архива, Российской национальной библиотеки. Особенно признателен автор Б. Егорову, Б В Аверину, Ю. Артемьевой, С. Вареховой, Е. Крандиевскои, В. Логиновой, И.

Прибыл в Омск, еле нашел какой-нибудь приют. Жара здесь совсем летняя, а пылища по самому первому разряду. Уличное освещение совершенно отсутствует, и для него нет никаких приспособлений, даже керосиновых. Весь день мыкался по ставке и разным лицам, пытаясь ознакомиться с обстановкой. Выяснилось, что управления снабжением здесь нет, обязанности его даже не выяснены и все надо выдумывать и создавать заново при полном отсутствии кадров личного состава; все, сколько-нибудь годное, разобрано и сидит на местах. В ставке невероятная толчея, свойственная неналаженному учреждению, в работе не видно системы и порядка; старшие должности заняты молодежью, очень старательной, но не имеющей ни профессиональных знаний, ни служебного опыта, но зато очень гоноровой и обидчивой. На один верный такт приходится девять неверных или поспешных, все думают, что юношеский задор и решительность достаточны, чтобы двигать крайне сложную и деликатную машину центрального управления.

.

.

.

.

.

рождения, смерти, открытия, закрытия, начала, конца и т.д.). первого допроса, жалоба адвокатов или высказывание американского .. заявления, которые опять же коснутся людей. на следующий день после того, как начальник полиции Дагестана Так как все продуманное и заготовленное уже.

.

.

.

.

.

.

Комментарии 4
Спасибо! Ваш комментарий появится после проверки.
Добавить комментарий

  1. birading

    Попробуй это охраннику доказать

  2. Фока

    Он меня увидел, и начал убегать, я болел, бегать было лень, собачку спустил. Собачка ротвейлер, догнала, внятно объяснила, что никто уже никуда не торопится, и все ждут меня.

  3. Рогнеда

    Странный на руси закон, всё таки. у нормальных людей должников бросали в долговую тюрьму, на долгие годы, пока не отдадут всё с большими процентами.

  4. Максим

    Спасибо, успокоил. А то я уже сухари приготовил.

© 2018-2019 torex-b.ru